Служу Отечеству! Дорого

Россия может поставить на мировой рынок военных услуг ЧВК 100-150 тысяч специалистов, прошедших высокопрофессиональную подготовку

Во вторник 23 января широко обсуждаемый проект закона о легализации частных военных компаний (ЧВК) будет направлен в правительство для получения экспертного заключения. Процесс может занять несколько недель. В случае положительного заключения правительства во второй половине февраля проект может быть внесен на рассмотрение Госдумы. О процедуре и предполагаемых сроках прохождения закона «Новой» рассказал заместитель председателя Комитета по госстроительству и законодательству Михаил Емельянов.

Емельянов подтвердил «Новой», что текст законопроекта уже готов, но не стал раскрывать базовые принципы документа — по всей видимости, опасаясь активизации противников закона. Как это уже произошло в конце 2014 года, когда Госдума отклонила проект закона «О частных военно-охранных компаниях», внесенный через думский комитет по обороне депутатами Горовцовым, Шеиным, Носовко. Если бы он был принят в начале 2015 года, то российские ЧВК были бы легализованы, и России не пришлось бы делать вид, что в сирийской военной кампании не участвуют вооруженные подразделения, известные как «ЧВК Вагнера».

Петр Саруханов / «Новая газета»

В 2014 году в пояснительной записке к проекту закона было подчеркнуто, что ЧВК работают более чем в 110 странах мира, при этом в Великобритании, Израиле, ЮАР и Бельгии в 2011—2012 годах произошел резкий рост количества частных военных компаний. Общее же количество ЧВК в мире — несколько сотен, а суммарная численность их сотрудников — более 5 миллионов человек.

Несмотря на то, что в России до сих пор нет правовой базы, регулирующей деятельность военных компаний, российские ЧВК работают на мировом рынке военно-охранных услуг с середины 90-х годов.

Опрошенные «Новой» эксперты оценили «емкость» российского рынка кадров, посчитав, что в разные годы в российских и иностранных ЧВК работали более ста тысяч россиян

— Россия — хорошая кузница кадров для военных компаний, — заявил один из наших экспертов. — Вот конкретный пример. Только в России сейчас живут более 3,5 тысячи наших соотечественников, отслуживших во французском Иностранном легионе, а тех, кто получил французское гражданство и остался на Западе, — в разы больше

— Россия может поставить на мировой рынок военных услуг 100—150 тысяч специалистов, прошедших превосходную подготовку, — такую оценку дал еще один мой собеседник, работающий на мировом рынке военных услуг с конца прошлого века.

Но все российские ЧВК, оказывающие военно-охранные услуги за пределами страны, в России пока остаются на полулегальном положении, и над бойцами этих структур постоянно висит дамоклов меч привлечения к уголовной ответственности по статье 359 УК («Наемничество»).

Наемники по-российски

«Новая» уже рассказывала, как в октябре 2013 года сразу 267 россиян одномоментно могли получить тюремные сроки за наемничество. Напомню, зарегистрированная в Гонконге и работающая в Москве компания Slavonic Corps Limited («Славянский корпус») рекрутировала 267 добровольцев по контракту с министерством нефти и минеральных ресурсов Сирии для охраны «объектов добычи, транспортировки и переработки нефти». И только добравшись до Сирии, люди узнали, что эти объекты еще предстояло отбить у боевиков.

17 октября 2013 года в провинции Хомс «Славянский корпус» попал в засаду. Бойцы рассредоточились, заняли круговую оборону, даже успели окопаться и несколько часов отбивались от яростной атаки нескольких тысяч боевиков. После боя выяснилось, что один из добровольцев потерял планшет с документами, и боевики раструбили на весь мир о том, что в Сирии воюют русские.

«Славянский корпус» экстренно вывезли в Россию. Два самолета, которые приземлились во Внуково, окружили бойцы спецподразделения ФСБ «Альфа», всех добровольцев задержали. Так появилось 267 ДОУ — «дел оперативного учета» — с копиями личных документов и с объяснительными каждого из добровольцев. 265 человек отпустили, ограничившись профилактическими беседами. А для руководителей «Славянского корпуса» Вадима Гусева и Евгения Сидорова «контакт» с ФСБ завершился уголовными делами, приговорами и реальными сроками по статье 359 УК.

Но и для тех, кого отпустили по домам без уголовных дел, «контакт» с ФСБ не прошел бесследно. Возможно, это случайное совпадение, но о добровольцах вспомнили летом 2014 года. И почти все они оказались в учебном центре, развернутом близ хутора Молькино Краснодарского края. Вскоре их перебросили на Донбасс. Да, были и такие, кто хотел отказаться от этого сомнительного вояжа, но «добрые люди» напомнили им о судьбах Гусева с Сидоровым и о «явках с повинной», собственноручно написанных после возращения из Сирии.

Когда же началась операция ВКС России в Сирии, многих «добровольцев» перебросили из Донбасса на Ближний Восток, где они стали основным костяком вооруженных формирований, которые в России получили название «ЧВК Вагнера».

Как министр обороны обиделся на «повара»

В Сирии воевало несколько тысяч бойцов «ЧВК Вагнера». Воевали в составе четырех разведывательно-штурмовых бригад, артдивизиона, танковой роты, диверсионно-разведывательной, инженерно-саперной рот, роты связи, штабных и вспомогательных подразделений.

Финансирование бойцов осуществляется через российское ООО «Евро Полис», которое, как писала «Фонтанка» еще в июне 2017 года, якобы аффилирована с известным петербургским бизнесменом Евгением Пригожиным, которого в околокремлевских кругах называют не иначе как «поваром».

Боевой техникой, оружием и боеприпасами «ЧВК Вагнера» обеспечивает Министерство обороны. Боевые задачи вагнеровцам также ставили офицеры и генералы военного ведомства России. Они же осуществляли координацию взаимодействия «частников» с авиацией и подразделениями сирийской армии.

После освобождения Пальмиры, где решающую роль сыграли именно вагнеровцы, министр обороны Сергей Шойгу доложил Верховному главнокомандующему президенту России об успехе. Но оказалось, что Сергея Шойгу опередил Евгений Пригожин — Путин уже был в курсе подробностей освобождения древнего города.

9 декабря 2015 года министр обороны получил еще один «удар» от «повара». В этот день в Георгиевском зале Кремля прошел торжественный прием, посвященный чествованию Героев России. Среди приглашенных оказался и Дмитрий Валерьевич Уткин — руководитель «ЧВК Вагнера». А вместе с ним — как минимум трое ближайших его сподвижников. Причем, как нам рассказали сразу несколько источников, в военном ведомстве вообще не знали о приглашении «вагнеровцев» в Кремль.

Возможно, это случайное совпадение, но после приема в Кремле, у «ЧВК Вагнера» в Сирии начались серьезные проблемы: у них отобрали тяжелую технику, начались перебои со снабжением оружием и боеприпасами. По сведениям, полученным сразу из нескольких источников, лишь минувшей осенью, перед началом наступления на Дейр-эз-Зор, снабжение нормализовалось. Вернули и технику.

Кто оставил ФСБ без частной армии?

Как уверяют наши источники, в 2014 году закон о ЧВК не был принят, потому что против него работали лоббисты Минобороны. Дело в том, что функциями лицензирования и контроля над деятельностью ЧВК предполагалось наделить ФСБ

Именно ФСБ должна была регистрировать ЧВК и отслеживать работу компаний как на территории России, так и за рубежом. Проектом закона чекистам поручалось создание и ведение единой информационной системы, в которой должны были отражаться номера лицензий, выданных ЧВК, и подробные сведения о ведении деятельности военных компаний.

Законопроект не понравился не только генералитету Министерства обороны — у него тогда оказалось много противников и в администрации президента, и в правительстве, — у всех, кто опасался появления у и без того всесильной ФСБ еще и подконтрольной ей частной армии, численностью в несколько сот тысяч хорошо подготовленных, обученных и превосходно вооруженных бойцов.

В новом же законопроекте, который во вторник будет направлен в правительство, функции лицензирования и контроля над ЧВК предлагается передать Министерству обороны. Более того, экс-главком Военно-космических сил, а ныне глава комитета по обороне Совета Федерации Виктор Бондарев озвучил идею, которая витает во многих кабинетах военного министерства. Бондарев заявил РИА «Новости», что если в правовом поле России появятся ЧВК, они должны быть встроены в вертикальную военную систему и подчиняться Минобороны — только в этом случае ЧВК якобы смогут стать реальной помощью регулярным войскам.

Закон будет работать только в России

Опрошенные нами эксперты скептически оценили предложение главы комитета по обороне Совета Федерации.

— Генерал Бондарев просто не понимает сути ЧВК, — сказал один из наших собеседников. — Его представление о ЧВК базируется на сирийском опыте привлечения к участию в боевых действиях «частников». А это в корне неправильно. Главная задача закона о ЧВК, кроме защиты бойцов от уголовного преследования за наемничество, — это допуск российских компаний к рынку военно-охранных услуг, заказчиком которых выступают или государство, или государственные корпорации. Речь, прежде всего, о вооруженной охране объектов и персонала российских компаний, работающих за рубежом.

Уже сегодня такие госкорпорации, как Газпром, Росатом, Роснефть, РЖД, имеющие контракты на Ближнем Востоке, в Африке и Латинской Америке, для охраны строек, месторождений, перевозок привлекают структуры, которые по своей сути представляют собой частные военные компании.

— Это общемировая практика. В том же Китае у всех ЧВК только один заказчик — государство. В США львиную долю заказов ЧВК получают от Госдепа, ЦРУ или минобороны. И только в России и государство, и госкомпании вынуждены придумывать какие-то обходные пути, не называя вещи своими именами.

Говоря об абсурдности интегрирования ЧВК в вертикаль военного ведомства, другой из моих собеседников привел такой пример.

— Допустим, Роснефть заключит с российской ЧВК контракт на охрану скважин. И что будет означать появление в Африке вооруженной компании, «встроенной в структуру» военного ведомства России? На языке международного права это будет означать военное вторжение.

— Нельзя игнорировать такой существенный фактор деятельности ЧВК, как законодательство «страны пребывания», — напомнил еще один собеседник

— Российский закон о ЧВК даже после принятия не будет иметь никакой юридической силы на том же Ближнем Востоке или в Африке. Любая российская ЧВК, оказывая военно-охранные услуги за пределами России, руководствуется и будет руководствоваться законами именно той страны, в которой работает.

Правда, тут мой собеседник сделал поправку: «Если, конечно, речь не идет о «специфических» операциях, когда в случае успеха — все молодцы, а вот за провал будут отвечать только непосредственные участники. И привел конкретный пример спецоперации, которая была подготовлена, но в последний момент отменена.

«Специфическая» операция

6 марта 2008 года в Бангкоке таиландская полиция задержала россиянина Виктора Бута, которого США обвинили в поставках оружия колумбийской радикальной организации ФАРК. Больше двух лет адвокаты Бута пытались добиться его освобождения из тайской тюрьмы.

А осенью 2010 года одна из российских компаний, оказывающих военно-охранные услуги, получила заказ на похищение Бута

Пикет у Генконсульства США в Петербурге с требованием к президенту США освободить Виктора Бута, подозреваемого в контрабанде оружием, в Россию. Фото: ТАСС / Интерпресс / Замир Усманов

Был установлен «контакт» с сотрудниками тюрьмы, которые должны были организовать вывоз Бута на судебное заседание по заранее оговоренному маршруту. В ходе поездки в одном из районов Бангкока местные жители должны были начать перестрелку друг с другом (холостыми патронами), а сопровождавшие россиянина охранники (уже получившие вознаграждение) — попрятаться. В суматохе заключенного планировали «изъять» из автозака и доставить загород, где уже ждал частный самолет, который должен был вывезти Бута из страны.

Но буквально за несколько дней до начала операции кто-то из заказчиков решил предупредить сотрудников посольства России в Таиланде, чтобы они в этот день не совались в тюрьму. Российские дипломаты заартачились, возможно, даже предупредили тайцев о готовящемся побеге. Все пришлось отменить, а участников, задействованных в подготовке «мероприятия», экстренно эвакуировать из Таиланда.

Кто ждет закон о ЧВК?

Очевидно, что катализатором дискуссии о необходимости форсирования принятия закона о ЧВК стало именно участие «вагнеровцев» в сирийской военной компании. Но «ЧВК Вагнера» — это, по разным оценкам, от 7 до 10 тысяч человек, при этом, напомню, потенциально Россия может поставить на мировой рынок военных услуг 100—150 тысяч специалистов. Даже сегодня количество россиян, уже задействованных в предоставлении военно-охранных услуг, сопоставимо с количеством участников боевых действий в Сирии.

Российские компании, оказывающие военно-охранные услуги, как правило, работают по субподрядам от американских и британских ЧВК. Самые известные — «Центр-антитеррор», «Тигр Топ-рент Секьюрити», «Редут-антитеррор» «Рускорп», «Форт Дефенс Групп». Более всего услуги российских компаний востребованы в Ираке и Афганистане.

Другая важная деятельности отечественных охранных предприятий — обеспечение безопасности судоходства в пиратоопасных районах мирового океана. В этой сфере работают VST, Muse Group, Moran Security Group.

Все эти ЧВК, готовые легализоваться в случае принятия соответствующего закона, можно условно разделить на две большие группы — «конторские» и «армейские».

«Конторские» — компании, организованные выходцами из ФСБ, служившими в подразделениях «Альфа» и «Вымпел». «Армейские» — созданы отставными офицерами ГРУ или ВДВ

(К слову, большинство российских ЧОПов — охранные предприятия, созданные отставными офицерами МВД, им закон о ЧВК не нужен.)

В условиях правового вакуума практически все перечисленные компании — российские только по базированию головных офисов и «трудовым коллективам», а по правовой форме — структуры, зарегистрированные в офшорных юрисдикциях. С другой стороны, этот же законодательный вакуум позволяет ЧВК работать на любого заказчика, а не только на Российскую Федерацию, и избегать любого пристального внимания отечественных силовых структур и спецслужб. Так что, вполне вероятно, что часть российских военных компаний из тени выходить не захотят.

Ирек Муртазин

Оригинал материала: «Новая газета»

«Новая газета», 21.01.18, «Бойцы в лизинг»

В среду 17 января, спустя два дня после того, как министр иностранных дел России Лавров на пресс-конференции заявил о необходимости создания закона, защищающего наших граждан, действующих в составе частных военных компаний, первый зампред комитета по госстроительству Думы Емельянов пообещал внести такой закон на рассмотрение в течение месяца. Формально ходящие ныне под статьей за наемничество сотрудники ЧВК «Вагнер» и им подобные легализуют свой статус. Поскольку роль ЧВК в сирийской кампании всеми признана весьма существенной, мы записали мнение известного военного, полковника запаса, участника войн в Афганистане и Чечне Рустема Клупова, начальника разведки сухопутных войск ВС России в 2007—2009 годах.

Рустем Клупов, начальник разведки сухопутных войск ВС России в 2007—2009 годах

Гражданскую позицию по непростому вопросу ЧВК я для себя пока не выработал. Но, как военный, я убежден, что за ЧВК и беспилотниками поле боя будущего.

Крупные военные державы, очевидно, намерены воевать друг с другом опосредованно, на территории Третьих стран. В таком виде и холодную войну мы можем рассматривать как затяжную Третью мировую,

которая во избежание прямого столкновения, чреватого глобальным ядерным конфликтом и коллапсом цивилизации, проходила на территории Третьих стран.

В Корее, Вьетнаме и Афганистане воевали силами Третьих стран, которыми руководили военные специалисты СССР и США. Сейчас идет очень быстрая эволюция средств и способов вооруженной борьбы. Государства конкурируют в экономике, энергетике и даже в культурной сфере без применения армии. В конфликтах же на территории Третьих стран происходит демонстрация их возможностей и амбиций.

Кроме того, во всех этих соперничающих странах электорат одинаково болезненно воспринимает человеческие потери в войнах, независимо от того, настоящие ли это демократии или мнимые. Гибель военных — это всегда политический ущерб для правящего класса и правительства. ЧВК уже сегодня являются главным способом уйти от этой проблемы, а в ближайшем будущем эта практика станет общим местом. Согласно моим источникам, за многими докладами об успехах нашей армии в Сирии стояла на самом деле работа ЧВК.

Да, это тот самый русский спецназ, но уже в новом формате. Они выполняли заявки командования на театре военных действий. Я говорю, в том числе, и о работе авианаводчиков, наводивших самолеты ВКС на цели.

Некоторые задачи могли быть решены только с привлечением ЧВК. При этом те потери, которые они несли, не вошли в статистику Вооруженных сил. Этому мы научились, как и многому другому, у американцев

Масштабно, практически открыто они начали применять ЧВК в Ираке. Сначала им доверили коммуникации, потом грязную работу по наведению порядка в мятежных районах. Сегодня они выполняют многообразные функции.

Французский иностранный легион в политическом смысле — это прообраз ЧВК. Он и родился в период борьбы Франции за свои колонии, где и прошла вся его история. Ведь гражданам Франции совсем не так жалко было погибших румын, русских или боснийцев. Их гибель не несет политического напряжения. Легион по закону не имеет даже права воевать на территории Франции.

Пока наше командование использовало ЧВК в Сирии чаще как передовые подразделения, выражаясь терминами НАТО — войска прикрытия, и как разведку.

Вооружения тяжелее минометов у них не было, хотя никто не мешает придать им подразделения ствольной артиллерии и танков союзной сирийской армии — это логичное решение. Артиллерия — основной вид поддержки пехоты, и артиллерийский корректировщик обязательно должен быть в рядах наступающего подразделения ЧВК. А у пушек могут стоять любые арабы или африканцы.

Следующая ключевая фигура в этой цепочке — старший офицер батареи, он тоже должен быть профессионалом. Если не военнослужащим, значит — сотрудником ЧВК. Грамотная организация борьбы предполагает создание группы планирования огневого поражения из таких профи, которые будут распределять цели и очередность между артиллерией, ракетами и так далее на обширных участках фронта. Самая удобная для таких действий ЧВК тактическая единица, достаточно самостоятельная — батальон. Еще Устав Советской армии предусматривал для таких целей усиленный мотострелковый батальон.

Будущие отряды ЧВК смогут быстро передвигаться по обширным малонаселенным местностям в виде механизированного батальона с танковой ротой, минометной батареей, артиллерийским дивизионом, современным взводом огнеметчиков с системой ТОС «Буратино», например. Им может придаваться по необходимости подразделение радиоэлектронной борьбы и разведки. На удалении примерно 20—25 км от такого батальона должны быть выдвинуты его глаза — как минимум разведывательные дозоры с беспилотными аппаратами. Ну и авианаводчик обязательно.

Что касается ведомственного соперничества, могу сказать, что от воевавших в Сирии и непосредственно взаимодействовавших с ними армейцев я слышал о ЧВК только уважительные слова. Они видели своими глазами, как эти люди воюют и гибнут на поле боя. Сарказма, суждений об их непрофессионализме не слышал.

Противоречие нашей традиции ведения боевых действий в привлечении ЧВК есть, конечно. Страну защищали призванные крестьяне, горожане, учителя или рабочие. То есть со времен Минина и Пожарского и до Чеченской войны воевал простой народ, поставленный под ружье. Следуя этой традиции, многие военачальники пока еще считают правильным бросить в огонь набранную из-за парты молодежь.

А нанимать за деньги не просто профессионалов, а наемников — это совершенно новый подход, скорее, технологичный, чем патриотичный. У нас к такому не привыкли. Мне кажется, именно тут коренится неприятие идеи ЧВК в некоторых военных умах

В истории наемничества есть примеры добросовестного исполнения воинского долга, вплоть до самопожертвования, есть и факты перехода на сторону противника. Недаром один иракский генерал в 2003-м повторил мне фразу Македонского: «Осел, нагруженный золотом, возьмет любой город». У них такие случаи — практически норма.

Время покажет, как будут развиваться ЧВК в России, но служить там будут наши парни, «военные романтики», в условиях экономического кризиса. Многие специалисты хорошего уровня, не удержавшись в армии из-за неуживчивого характера, найдут свое место в ЧВК. За последние два года меня просто атаковало множество военных, просивших свести их с руководством ЧВК или с теми, кто туда набирает, — все хотели воевать в Сирии.

«Вагнеровцы» с президентом Путиным после торжественной церемонии в Георгиевском зале Кремля. 9 декабря 2016 года

Эти сорви-головы — очень неплохо подготовленные офицеры. Они знают, какие зарплаты в ЧВК, и видят, что государство не скупится на государственные награды, что основатель ЧВК «Вагнер» был награжден в Кремле. Думаю, проблем с квалифицированными кадрами в ближайшем будущем не предвидится.

Валерий Ширяев

Источник

Похожие новости

Комментировать